Юрий Курин: За процедурами закрытия БЦБК и развития Байкальска необходим общественный контроль

Иркутская область, 25.06.13 (ИА "Телеинформ"), — Все процедуры по закрытию БЦБК, перепрофилированию площадки комбината а также дальнейшему развитию города Байкальска необходимо сделать публичными, гласными и подконтрольными общественности — особенно учитывая объемы финансирования, которое ожидается из федерального бюджета. Об этом заявил президент Фонда сохранения памяти и развития наследия Ю.А.Ножикова Юрий Курин, комментируя последние шаги по закрытию комбината.

Напомним, 18 июня на Байкале в поселке Листвянка премьер-министр Дмитрий Медведев провел экологическое совещание, в рамках которого обсуждались мероприятия по закрытию БЦБК. В частности, председатель правительства сообщил о том, что на прекращение производственной деятельности Байкальского ЦБК правительство РФ намерено выделить около 14 млрд рублей. Из них 3 млрд рублей пойдёт на ликвидацию последствий деятельности предприятия. Для дальнейшего развития моногорода Байкальска потребуется более 40 миллиардов рублей, большая часть средств на эти цели — до 26 миллиардов рублей — будет выделена из федерального бюджета.
Напомним также, что 19 декабря 2012 года Арбитражный Суд Иркутской области признал ОАО «БЦБК» банкротом. Функции финансово-технического надзора и управленческого контроля на ОАО «Байкальский ЦБК» с декабря прошлого года выполняет компания ООО «ВЭБ Инжиниринг». В январе этого года Внешэкономбанк открыл беззалоговую кредитную линию ОАО «Байкальский ЦБК» на сумму 460 млн. руб. для финансирования текущей деятельности предприятия. В первую очередь финансовые ресурсы направляются на оплату заработной платы, угля, лесосырья и химикатов. Как сообщила на днях зампред Внешэкономбанка Ирина Макиева, "мы делаем цивилизованный план закрытия, с тем чтобы на площадке БЦБК (без малого 600 гектаров) возникла рекреационная зона, может быть, под эгидой ОЭЗ. В любом случае закрытие производства и переход к новой модели городской экономики займет несколько лет. Большую часть этого времени ЦБК продолжит работать".
Юрий Курин напомнил о том, с какими сложностями все эти годы сталкивались те, кто пытался добиться закрытия БЦБК. В частности, он рассказал и о своем участии в инициировании процедуры банкротства предприятия (без чего невозможно было приступить к закрытию комбината). В 2008-2009 году он при участии известного экономиста и политика Геннадия Фильшина и ученого-байкаловеда Ирины Максимовой подготовил справку — план действий по процедуре банкротства и последующей остановке БЦБК.
В документе, в частности, указывалось на то, о чем с высоких трибун не говорили: «Основной действительной причиной длительного непринятия решения в отношении БЦБК является наличие большого числа игроков и групп с различными, часто противоречащими друг другу как публично декларируемыми, так и тщательно скрываемыми интересами внутри Комбината, среди собственников, в регионе, между ведомствами и корпорациями внутри РФ, а возможно и за рубежом. Дополнительная причина — необходимость решать совершенно разные, подчас противоречащие друг другу задачи разного уровня (муниципального, регионального, федерального, международного): 1) ликвидировать предприятии; 2) сохранить и модернизировать городскую инфраструктуру; 3) создать замещающие производства; 4)обеспечить занятость; 5)обеспечить санацию территории и решить экологические проблемы; 6)восстановить социально-экономическую устойчивость города; 7) привлечь инвестиции для создания туристической инфраструктуры».
При этом, как отмечается в документе, все годы в качестве главной причины назывался «вопрос о 300 тоннах растворимой целлюлозы, которая якобы используется или должна была использоваться в качестве топлива для ракет. Однако, как оказалось при детальном исследовании, такую целлюлозу в настоящее время невозможно произвести ни на одном из предприятий страны, ее производство возможно только за рубежом».
Принятие решения о закрытии БЦБК осложнялось тем, что у «основных игроков» (а их было и (частично) остается несметное число: органы госвласти, областная администрация, основный частный собственник, кредиторы, профессиональные участники процедуры банкротства — арбитражные управляющие, аудиторские, консалтинговые, риэлторские, оценочные, страховые компании и т.д., смежные предприятия — ВСЖД, Иркутскэнерго, ЛПК, научные и проектные организации, экологи и т.д.) слишком разнятся интересы в этом вопросе. «Следует иметь в виду, что у всех участников, наряду с декларируемыми, имеются и скрытые интересы», — указывается в докладе. В документе, кстати, приведена схема, в которой обозначено, какие скрытые и открыты цели преследуют те или иные игроки.
Разработчики документа предлагали (для преодоления всех этих противоречий) создать дирекцию (комиссию или совет), которая бы координировала процесс банкротства БЦБК. Кроме того, предлагалось создать экспертную комиссию, в которую вошли бы представители органов госвласти, науки, общественные деятели. В задачи этой комиссии входило бы установление контроля за действиями арбитражного управляющего.
Также были представлены различные сценарии проведения банкротства БЦБК и дальнейшие шаги по развитию территории.
«Я понимал, что вопрос по БЦБК можно решить только на самом высоком уровне — на уровне президента страны или премьер-министра, а значит, нужно, чтобы наш план попал именно руководителям государства», — рассказывает Юрий Курин. К слову, в то время премьер-министром был Владимир Путин, президентом — Дмитрий Медведев. Время «тандема».
Увы, попытки передать документ через приближенных к «тандему» людей успехом не увенчались. Не получилось это сделать и через тогдашнего губернатора Игоря Есиповского — буквально накануне встречи «в верхах», он погиб в вертолетной аварии.
— Мы поняли, что это недальновидно — пытаться решить застарелую проблему БЦБК таким кулуарным путем. Нужно действовать открыто, гласно, с участием общественности. Я до сих пор считаю, что ситуацию по БЦБК можно довести до логического конца (до его окончательного закрытия), только включив в процесс представителей экспертного сообщества и общества, — убежден Юрий Курин.
Процедуру банкротства на БЦБК все же удалось запустить, побудив к этому основного частного кредитора — «Альфа-банк» (в лице Михаила Фридмана). Но велась она очень вяло — как и почти повсеместно в России, — рассказывает Юрий Курин. — Арбитражным управляющим был назначен человек из Москвы, который приезжал в Байкальск крайне редко, а люди, которых он посадил на комбинате, делали тут, что хотели. Впрочем, то, что процедуру банкротства запустили, было уже хорошо. Однако, как считает глава Фонда Юрия Ножикова, если бы за происходящим на комбинате был хоть какой-то общественный контроль, ситуация не оказалась бы столь запущенной.
Учитывая все вышесказанное, Юрий Курин намерен инициировать создание в Иркутской области общественного комитета (либо совета) по контролю за закрытием БЦБК и развитием Байкальска. В основу этой структуры ляжет концепция создания независимого общественного фонда «Байкал — 21 век». Она была подготовлена Юрием Куриным еще в 2009 году, однако, как считает общественный деятель, актуальности тема не утратила. Более того, следует расширить горизонт задач, включив в зону внимания действия по развитию Байкальска.
— Как известно, существует федеральная программа по развитию моногородов. В этой программе значатся три города Иркутской области, среди которых и Байкальск. Так вот в 2012 году на Байкальск было заложено в программе 437 млн. рублей. Из них область «выбрала» по прошлому году всего 10,3% от этой суммы, — рассказывает Юрий Курин. — Что это означает? А то, что региональные власти во главе с губернатором Дмитрием Мезенцевым темой развития Байкальска всерьез не занимались — не готовили свои предложения, не представляли проекты, под которые могли бы прийти федеральные деньги, не прилагали усилий для того, чтобы выбрать эти заложенные средства. То есть деньги-то были, но вот взять их и направить на нужное дело у нас было просто некому. Надеюсь, при новом губернаторе все будет не так. И, тем не менее, роль общественности, независимых экспертов нельзя сбрасывать со счетов. Люди должны понимать, что происходит с БЦБК. Байкал — это главная ценность, которая объединяет нас, жителей Иркутской области. Кстати, как показывают опросы, единственная тема, которая способна поднять наше население на реальный массовый протест — это угроза экологии Байкала.
Кроме того, как считает Юрий Курин, по развитию моногорода Байкальска необходимо принять особый (именной) закон, в котором были бы прописаны все моменты, касающиеся особого налогового и инвестиционного режима, действующего на этой территории. Практика принятия таких законов «территориально-локального действия» существует за рубежом и показала свою эффективность.
— Общественный контроль за процедурами по БЦБК должен быть обязательно! — снова подчеркивает председатель Фонда, — и осуществлять его могли бы не только общественники, но и люди компетентные — юристы, экологи, инженеры Региональное правительство и депутаты, конечно, часто приезжают в Байкальск, но у них нет возможности детально отслеживать происходящее на комбинате. И в то время как власти озабочены закрытием комбината, непосредственно на БЦБК сидит группа людей, которая преследует свои личные, порой, меркантильные цели. С учетом того, что из федерального бюджета обещают выделить огромные деньги, тема общественного контроля за их расходованием тоже обретает актуальность.
Председатель фонда отмечает: по теме БЦБК и Байкальска до сих пор не вся информация достоверна. К примеру, в официальных отчетах и документах говорят о большом количестве работников БЦБК, которых придется как-то трудоустраивать:
— Звучат цифры 3 тысячи работников. Но ведь это — неправда. Еще в 2008-2009 году, когда мы этой темой занимались, работников было 1,5 тысячи человек. С тех пор вряд ли их могло стать больше — производство-то не растет. А значит, когда говорят о том, что в Байкальске возможен социальный взрыв в связи с массовой безработицей — просто лукавят. Ведь речь-то в реальности идет о 12% населения города. Это немало, но и не так много, чтобы с этим невозможно было справиться даже за счет региональных ресурсов. Тем не менее, принципиально вопрос о закрытии БЦБК принят, и это не может не радовать. Главное, чтобы закрытие не затянулось на годы — ведь, как я понял, премьер-министр не называл никаких конкретных сроков остановки комбината. А значит, рано радоваться — нужно внимательно следить за тем, что и как будет делаться в этом направлении. Рано расслабляться.
Телеинформ (i38.ru) (Иркутск), 25.06.2013

28.06.2013

Читайте также

22.11.2022

22 ноября 2022 года председатель суда Алдатов Б.К. провел рабочее совещание на строительной площадке здания арбитражного суда.

15.11.2022

15 ноября 2022 года председатель суда Алдатов Б.К. с соблюдением мер по предотвращению распространения коронавирусной инфекции провел рабочее совещание на строительной площадке здания арбитражного суда.

11.11.2022

Арбитражному суду Иркутской области требуются специалисты с высшим юридическим образованием для работы в судебных составах. По всем вопросам обращаться в отдел кадров и государственной службы по телефонам: 254-220, 254-230, 254-127.

08.11.2022

08 ноября 2022 года председатель суда Алдатов Б.К. с соблюдением мер по предотвращению распространения коронавирусной инфекции провел рабочее совещание на строительной площадке здания арбитражного суда.

08.11.2022

08 ноября 2022 года на общем собрании судей в торжественной обстановке впервые назначенная судья Тах Диана Хабировна принесла присягу судьи. По завершении собрания прозвучал Гимн Российской Федерации.

07.11.2022

7 ноября 2022 года с соблюдением мер по предотвращению распространения коронавирусной инфекции состоялось заседание Президиума суда.

© 2013 Арбитражный суд Иркутской области
664025, г. Иркутск, бульвар Гагарина, д. 70

Разработка сайта: Иртек.ру
Яндекс.Метрика